Нидерландские врачи обратились к властям с просьбой разрешить эвтаназию для детей

Нидерландские врачи обратились к властям с просьбой разрешить эвтаназию для детей. Правда, в исключительных случаях, когда заболевания младенцев несовместимы с жизнью. В самой Голландии таких случаев 10 - 15, во всем мире околе 600. По мнению российских педиатров, в случае с детьми эвтаназия становится просто убийством.

Нидерландские врачи обратились к властям с просьбой разрешить эвтаназию для детей, заболевания которых неизлечимы или несовместимы с жизнью. Медики предлагают создать специальную экспертную комиссию, которая рассмотрит этот вопрос. Как сообщает «Би-Би-Си», правительство намерено рассматривать этот документ в течение нескольких месяцев. Экспертов должны решить, в каких именно случаях по отношению к младенцам можно применять эвтаназию. Как сообщается, проект документа уже составлен в одной из университетских клиник страны.

Нидерландские медики подчеркивают, что речь идет об очень небольшом количестве новорожденных. Случаев таких тяжелых патологий в мире насчитывается около 600, из них в Голландии около 10 - 15, среди них дети, не имеющие мозга.

Нидерланды стали первой страной мира, где эвтаназия законодательно разрешена. В 2002 году здесь вступил в силу закон, который разрешил врачам идти навстречу желаниям пациентов, страдающих от неизлечимой болезни, и помогать им добровольно уходить из жизни. Однако, во всех странах, где эвтаназия в той или иной форме разрешена законом, прибегающие к этой процедуре обязаны соблюдать ряд жестких условий. Основные из которых: пациент должен быть неизлечимо болен и должен сам ходатайствовать об эвтаназии.

Принятию закона предшествовали многолетние ожесточенные дебаты в нидерландском обществе. Многие политики не согласны с ним и сейчас, считая, что эвтаназия – это преступление против человеческой жизни. Еще большее неприятие вызывает эвтаназия для детей.

Тем не менее в Великобритании уже есть прецеденты, когда судьи высказывались за пассивную эвтаназию младенцев. Так, в 2003 году высший суд Великобритании, где эвтаназия запрещена, вынес решение о нецелесообразности поддержания жизни смертельно больной 11-месячной Шарлотты Вайатт. Жизнь ребенка поддерживалась с помощью специальных приборов. Девочка страдала врожденными пороками сердца и легких и с рождения находилась на искусственном дыхании.

В том же году аналогичное решение суд вынес в отношении девятимесячного мальчика, страдавшего от врожденного генетического заболевания под названием «синдром Эдвардса», которое поражает большую часть внутренних органов человека. По статистике лишь немногие дети с этой болезнью доживают до года. Мать ребенка, вначале не соглашавшаяся с мнением врачей, что младенцу не помогут ни массаж сердца, ни механическая вентиляция легких, в конце концов признала, что жизнь ее младенца будет короткой, и заявила, что не хочет, чтобы он мучился от боли.

В России все формы эвтаназии запрещены.

Сами медики по-разному относятся к ее легализации, однако многие говорят, что разрешить такой уход из жизни тяжелобольным людям было бы гуманно. Однако тему детской эвтаназии многие медики даже отказываются обсуждать, сразу заявляя, что они против. «Не нужно этого делать», – заявили «Газете.Ru» в Институте педиатрии научного центра здоровья детей РАМН. И добавили, что «у этой проблемы слишком много аспектов и этическо-правовой сфере в первую очередь».

«Если до рождения ребенка, когда его еще вынашивает мать, решение давать ему жизнь или нет принимает она, то сразу после появления на свет ребенок получает право на жизнь. В случае с детьми речь будет идти уже не об эвтаназии, так как новорожденный ребенок не может просить приблизить его смерть. А значит, это понятие будет определяться просто как «убийство». Такое решение вынуждены будут принимать его родители. А им, в свою очередь, если отбросить морально-этические аспекты вопроса, придется ориентироваться на заключения медиков, которым придется брать на себя всю тяжесть ответственности за такое решение. Тем более что зачастую говорится хотя бы об одном, может даже мифическом, но шансе на выживание».

«И врачи все-таки стараются оставить родителям шанс, хотя бы один из тысячи, независимо от заболевания их ребенка, давая возможность не терять надежду. Тем более что медицина развивается и со временем предлагает решения там, где раньше они были невозможны», – отметили в институте педиатрии.

«Задача врача – сохранить жизнь пациенту всеми имеющимися средствами, и еще попытаться максимально улучшить ее качество. Все остальное – как ребенок будет жить дальше, распадется ли его семья (что в таких ситуациях нередко происходит), с кем из родителей он останется, вне его компетенции. Врач не должен решать, кого лечить, а кому помочь умирать. Некоторые склонны говорить, что пассивная эвтаназия и так присутствует в медицинской практике: условия, которые могут предоставить зачастую небогато оснащенные больницы в нашей стране, и то лечение, которое могут позволить себе пациенты, приводит к известному результату в случае с неизлечимо больными младенцами. Встречаются и другие ситуации, когда реанимационная помощь оказывается такому обреченному пациенту лишь формально, так как врачи осознают, какая жизнь его ждет».

По словам педиатров, немногочисленные защитники эвтаназии приводят в качестве аргумента и экономическую ситуацию: не у всех семей есть возможность поддерживать жизнедеятельность смертельно больного ребенка на должном уровне, покупая дорогие лекарства или оплачивая его лечение в клинике. Жизнь такой семьи обычно вращается вокруг больного ребенка. Остальные дети, если они есть, оказываются обделены и морально и материально. При этом тот ребенок, ради которого терпят лишения остальные, влачит растительное существование и не испытывает радости от такой жизни.

«Для нашей страны это опять-таки вопрос социальной защищенности таких семей. Если бы мать такого ребенка получала нормальное пособие на его содержание, если бы семью опекали врачи, а в каких-то случаях педагоги, имеющие опыт работы с детьми с ограниченными возможностями, то тогда и некоторые ситуации выглядели бы иначе. Хотя, понятно, что голландцы говорят не просто о детях с ограниченными возможностями, а об особых случаях, когда ребенок обречен на мучительное существование, которое зачастую поддерживается при помощи специальных приборов. И здесь уместно говорить опять-таки только о пассивной эвтаназии.

Тем не менее в России нельзя вводить такие законы. Это очень болезненная и щепетильная ситуация, а расписать решения на все такие случаи просто нереально», – пояснили собеседники «Газеты.Ru» из института педиатрии.

Майк Габриелян, \Детоубийцы в белых халатах\, Газета.ru, 14.12.2004 16:57